В тени Сфинкса

В тени Сфинкса
Название: В тени Сфинкса
Авторы:
Жанр: Научная фантастика
Входит в цикл: Зарубежная фантастика (Мир) #98
Страниц: 172
Тип издания: Полный
Описание книги В тени Сфинкса:

В сборнике представлены научно-фантастические произведения писателей социалистических стран (Болгарии, Венгрии, ГДР, Кубы, Польши, Румынии, Чехословакии, Югославии), которые вышли на языке оригинала в 70–80-е годы. Составитель Е. Умнякова. Предисловие Е. Парнова. Содержание: * Еремей Парнов. На пороге третьего тысячелетия (предисловие) * Ондржей Нефф. Белая трость калибра 7,62 (перевод Т. Осадченко) * Любен Дилов. Двойная звезда (перевод И. Масуренковой) * Клаус Мёкель. Ошибка (перевод Е. Факторовича) * Иштван Немере. Стоногий (перевод Е. Умняковой) * Адам Голлянек. Любимый с Луны (перевод Е. Вайсброта) * Ф. Монд. Мусью Ларкс (перевод К. Капанадзе) * Радмило Анджелкович. Искра (перевод С. Мещерякова) * Анна Зегерс. Сказания о неземном (перевод Е. Факторовича) * Конрад Фиалковский. Звонок (перевод К. Душенко) * Эдуардо Франк Родригес. В другом мире (перевод К. Капанадзе) * Ладислав Кубиц. Пришельцы (перевод Т. Осадченко) * Дамир Микуличич. Пела, священная змея (перевод Н. Новиковой) * Эдуард Журист. Посттелематическая эра (перевод Т. Ивановой) * Золтан Чернаи. Загадка Кайман (перевод С. Фадеева) * Даина Чавиано. Это Роби виноват (перевод Н. Лопатенко) * Вольфрам Кобер. Новая (перевод Е. Факторовича) * Збигнев Петшиковский. Иллюзия (перевод К. Душенко) * Ондржей Нефф. Струна жизни (перевод Т. Осадченко) * Станислав Лем. Футурологический конгресс (перевод К. Душенко) * Тибор Девени. Свиная грудинка (перевод Е. Умняковой) * К. Рогозинский, В. Жвикевич. В тени сфинкса (перевод Е. Вайсброта)

Читать В тени Сфинкса онлайн бесплатно


Еремей Парнов

НА ПОРОГЕ ТРЕТЬЕГО ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ

Река времени несет нас из прошлого в будущее, неудержимо несет, безостановочно. Самосущая по своей изначальной природе и не подвластная никому. Необъятный мир и мы вместе с ним словно перетекаем по невидимому руслу. Глубинный, коренной смысл мерещится в словах, которые мы употребляем почти бездумно: текущий миг, текущий период. Определение «текущий» не имеет строгой физической основы. И все же нам дано особое, почти подсознательное чувство того единственного, а порой и неповторимого мгновения, когда именно от нас, всех вместе или каждого в отдельности, зависит образ грядущего дня. И мы говорим тогда: мой час, наша пора, время решений.

В рейсовом аэробусе Нью-Йорк — Вашингтон мне попался красочный и весьма пухлый проспект с многозначительным названием «Американский путь». В этом типично рекламном издании, где интерьеры роскошных отелей чередовались со снимками персональных компьютеров и кредитных карточек, речь шла об информатике, внешне как будто бы далекой от самых острых проблем нашего бурного века. Фирмы, производящие электронно-вычислительные машины и «одухотворенные» с помощью микропроцессоров бытовые автоматы, взахлеб расхваливали свой товар. В этом, разумеется, трудно было усмотреть особый порок. Реклама, как известно, двигатель торговли. Тем более, что технические данные всевозможных новинок действительно заслуживали внимания. Например, кухонная плита, обученная приготовлению самых распространенных блюд, или многооперационная стиральная машина. Трудно было оставить без внимания и специализированную систему для писателей и журналистов. Ее электронная память способна хранить все варианты произведения, как говорится, с правкой и без. Не приходится удивляться, что рядом с таким чудо-компьютером был запечатлен во весь рост сам Айзек Азимов, сформулировавший знаменитые законы робототехники. Судя по его отзывам, именно эта модель была способна разрешить чуть ли не все жизненные проблемы сочинителей-профессионалов. Оставим, однако, в стороне набившие оскомину рекламные гиперболы и даже цены, явно недоступные рядовым труженикам. Меня, прежде всего, поразили претенциозные амбиции составителей буклета, которые ухитрились представить информатику как типично американское явление, как неотъемлемую составляющую американского образа жизни. Словно весь остальной мир все еще продолжает влачить жизнь чуть ли не во тьме первобытных пещер, используя вместо калькуляторов конторские счеты.

Речь в сущности шла о том, что Америка первой вступила в третье тысячелетие и уже живет там, в этом условном, предсказанном фантастами будущем, раз и навсегда опередив иные безнадежно погрязшие в примитивном прозябании народы. Символом этого «прекрасного нового мира», где сбылись пророчества Хаксли, стал квадратик пластмассы.

Что правда, то правда. С кредитной карточкой «Америкэн экспресс» или, допустим, «Виза» действительно можно объехать полмира, не выложив на прилавок ни цента. Ее примут к оплате в аэропорту и гостинице, в фирменном магазине и дорогом кабачке. Если же все-таки понадобится наличность, то достаточно сунуть всемогущий пластик в медную прорезь и набрать соответствующий код. Для этого даже не обязательно заходить в помещение банка. Новенькие купюры посыпятся буквально из стены дома. Причем, в любое время суток. Однако для того, чтобы совершилось подобное магическое действо, нужна некая «малость»: солидный текущий счет. О том, как быть тем, кто живет за чертой бедности, а таких даже по официальной статистике в Америке десятки миллионов, рекламные проспекты, разумеется, умалчивают. В каком же веке живут эти люди, вынужденные часами простаивать в очереди у биржи труда, довольствоваться тарелкой благотворительного супа и скамейкой в парке? Или для них пришпоренное электроникой время по какой-то причине замедляется? А может, они вообще выпадают из общего ускоренного потока? Последнее, пожалуй, ближе к истине, потому что следовать прокламируемым «американским путем» им явно не по карману.

Так распадается, не выдержав первого же дуновения реальности, очередная «бриллиантовая мечта», высосанная из пальца греза, способная усыпить лишь самых отъявленных простаков. Мне не раз приходилось бывать в Соединенных Штатах, и память услужливо подсказывала все новые контраргументы по части «великого общества», возомнившего по-ковбойски оседлать самое время. Я мысленно попытался расширить расхожее понимание информатики, невольно, или скорее вольно, низводящее глобальный процесс до уровня американского истеблишмента. Простейшая диалектика подсказывала, что в нашем сложном и противоречивом мире, который в полном смысле слова балансирует над бездной, нет простых решений. За каждой сверкающей вершиной айсберга угадывалась погруженная махина. Причем, изрядно подточенная течениями, изборожденная грозными трещинами, готовая расколоться.


Похожие книги